В конференциях отмеченных зеленым сегодня были ответы специалистов.
Желтым – не более недели назад.

 

Психопатологический феномен фиксированного времени.

 

Статьи всех конференций.

16 октября 1999г. в 5 часов 50 минут в г. Волгодонске был совершен террористический акт. Сила взрыва соответствовала 1.5 тоннам в тротиловом эквиваленте. Всего пострадало 14933 человека (около 5450 семей). Подверглось разрушительному действию взрыва в различной степени 42 дома. Согласно «Справке о психолого – психиатрических последствиях теракта» (А.О.Бухановский) число пострадавших от острой психической травмы должно было составить 10% от общего числа пострадавших. На момент написания статьи число обратившихся за помощью к психологам и психиатрам Волгодонского психоневрологического диспансера составило 1684 человека (из них детей – 371), что соответствует прогнозам. Исключительно сильное стрессовое антропосоциогенное событие вызвало нарушение психологического и физиологического равновесия во всех возрастных группах, включая детей и подростков, которое можно охарактеризовать как общий  дистресс.
     К обратившимся за психолого – психотерапевтической помощью применялся основной метод исследования психической деятельности: клинико – описательный психопатологический, основанный на непосредственном наблюдении за пациентом, анализе его высказываний и поступков, получении анамнестических сведений от опроса самого пациента, его родственников и близких. На основании этого метода примерно у 70% опрошенных была выявлена следующая симптоматика:
•    Внезапное (как от толчка), регулярно повторяющееся пробуждение во время приблизительно соответствующее проведению теракта – от 5 до 6 часов утра;
•    Пробуждение сопровождалось острым ощущением опасности и ожидания катастрофы;
•    Окружающая обстановка комнаты в предрассветном сумраке казалась какой – то иной, наводящей тревогу, даже враждебной (дереализация);
•    Собственное тело не слушалось, становилось напряженным («зубы сцеплены, пальцы сжаты в кулаки»), в ряде случаев ощущение «ползающих мурашек» (деперсонализация и парестезии);
•    Часть пациентов испытывала учащенное сердцебиение, повышенное потоотделение, озноб, воздуха «как бы не хватало».
     При этом некоторые пациенты оставались лежать в постели, мысленно переживая катастрофу, успокаивая себя мыслями: «Будь, что будет», «Чему быть, тому не миновать». Некоторые обращались с молитвами к Богу, пытались думать «о хорошем». Другие вставали, ходили по комнате, подходили к окну, курили, употребляли алкоголь, однако мысли были фактически такими же, что и у оставшихся лежать в постели.
     По истечению времени совершения теракта (5 ч. 50 мин.), приблизительно к 6.15 – 6.30 часам пациенты успокаивались. Уменьшалась или исчезала тревога, беспокойство, тахикардия, потливость, озноб, напряжение. Большинство повторно засыпали. Сон был относительно спокоен даже у тех, кто испытывал сложности со сном в первую половину ночи.
     У большинства пациентов симптомы наблюдались от нескольких дней до четырех недель.
    Вышеперечисленные симптомы можно отнести к симптомам повторного переживания посттравматического стрессового расстройства и объединить в симптомокомплекс – «синдром пяти часов» или «синдром фиксированного времени», как одного из проявлений реакции на тяжелый стресс и нарушение адаптации (F43).
    Нам кажется было бы интересно и важно соотнести наблюдения за жертвами теракта в г.г. Волгодонске, Москве, Буйнакске и других для выявления существования подобных эпизодов синдрома «фиксированного времени». Мы предполагаем, что будучи не отреагированным и вытесненным в бессознательное синдром в дальнейшем может стать триггером для развития психопатологии.
 

http://www.grazuma.ru

 

Автор статьи: Галкин К.Ю.



Rambler's Top100
Портал зарубежной недвижимости JJC.Ru